•  

    — Под этим названием подразумевается прикладная наука, имеющая задачей путем применения всех соотв

    Так как В. медицина — наука чисто прикладная, пользующаяся для своего практического применения выводами всех отраслей медицины, то в круг ее не входит ни одного отдела, который был бы обособлен от медицины, если не считать некоторых чисто административных отраслей. Все касающиеся применения В. медицины правительственные и общественные учреждения и лица, а также существующие в каждой стране относительно ее распоряжения и законы, составляют сущность так называемой военно-санитарной организации. В России она представляется в следующем виде: во главе всего военно-медицинского персонала в мирное время стоит главный военно-медицинский инспектор с помощником. При главном военно-медицинском управлении военного министерства состоит военно-медицинский ученый комитет из непременных и совещательных членов для обсуждения вопросов по военно-медицинской части. Всеми лечебными заведениями в хозяйственном отношении заведует военно-санитарный комитет, составляющий особое отделение военного министерства. В каждом военном округе имеется окружное военно-медицинское управление, состоящее из окружного военно-медицинского инспектора, его помощника и секретаря, из врачей. Представителем военно-санитарного комитета является здесь окружной инспектор госпиталей. В мирное время полагается на каждый корпус — один корпусный врач, на дивизию — один дивизионный врач, на пехотный полк — один старший и 4 младших врача, в стрелковых и резервных полках — 1 старший и 2 младших, при различного наименования батальонах, кавалерийских полках и артиллерийских бригадах — 1 старший и 1 младший врач. При лечебных заведениях полагается различное число врачей, смотря по характеру первых (см. Госпитали военные). Кроме врачей, русский военно-санитарный персонал состоит из фармацевтов, фельдшеров, госпитальных и лазаретных служителей и действующих в военное время носильщиков. По данным Шмулевича, к 1 янв. 1890 г. состояло в армии 2865 врачей (недоставало по штату 37), фельдшеров медицинских и аптечных 3952 (недоставало 525), фельдшеров ротных, батарейных и эскадронных 3727 (вместо 5350 по штату). В запасе состояло 2044 врача, 52 классных фельдшера, 8767 медицинских, 1512 аптечных и 11774 прочих фельдшеров. Таким образом, в армии приходилось по 1 врачу на 305 чел. и по 1 фельдшеру на 121 чел. Еще весьма недавно русская армия терпела весьма чувствительный недостаток во врачах, особенно в военное время. Так, напр. в последнюю русско-турецкую войну для дунайской и кавказской армий имелись в 1876 г. всего 1271 врач вместо 1994.

    В военное время при действующей армии состоит полевое военно-медицинское управление и полевое военно-госпитальное управление, оба подчиненные дежурному генералу армии. Из лечебных заведений в военное время действуют еще: 1) лазареты при полках и отдельных частях войск, и 2) дивизионные лазареты и полевые госпитали при дивизиях и не состоящие при дивизиях. При частях войск, равно как при дивизионных лазаретах, полагаются носильщики. В последних они исполняют обязанности палатных надзирателей (о роли Красного Креста во время войны — см. Красный Крест).

    В Германии по мирному штату 1888-89 г. было 1770 врачей и 3705 лазаретных помощников, которые входят в состав санитарных корпусов. В военное время вся санитарная часть сосредоточена в руках генер.-штаб-доктора. В Австрии в мирное время санитарный персонал состоит из 970 врачей, составляющих "военно-медицинский офицерский корпус", начальник которого — генерал-штаб-доктор. Французские войска к 10-му декабря 1891 г. имели 1338 военных врачей, подчиненных главному инспектору. В военное время полагается 4738 врачей. В итальянских войсках числится 743 врача — санитарных офицера, из которых один — санитарный генерал-майор. В английских войсках числится 793 врача, в войсках Северо-Американских штатов — 190 врачей.

    На обязанности военно-медицинского персонала лежит пользование больных и раненых в мирное и военное время, причем одержимых легкими страданиями солдат помещают в имеющиеся почти при каждой части околотки; заболевших более серьезно направляют в лазареты, госпитали или больницы гражданского ведомства. Столь же важно и наблюдение за санитарным состоянием войск. На первом плане стоит вопрос о молодых людях, призываемых к отправлению воинской повинности. Развитие организма заканчивается только к 25-26 годам жизни; но так как привлечение на службу в этом возрасте связано с громадными экономическими и политическими затруднениями для страны, то в большинстве стран, где существуете всеобщая воинская повинность, определен сроком поступления на службу 20-летний возраст, когда организм, хотя и не завершил своего развития, но достаточно окреп для перенесения тягостей военной службы. От поступающих требуется отсутствие некоторых болезней и уродств, а также известная степень физического развития. Мерилами последнего считаются вес тела, рост, ширина грудной клетки и, самое главное, отношение ее к длине тела. Что касается роста (см. это слово), то хотя исследованиями относительно Франции и России (Анучин) доказано, что он находится в тесной связи с расовыми особенностями населения, но на него влияют также и многие другие факторы, из которых условия питания играют громадную роль. Для всякой расы можно установить известную норму среднего и минимального роста для каждого возраста в период роста и для взрослых. Русское законодательство установило минимальный размер для новобранца в 2 аршина 2 1 /2 вершка — рост, признанный недостаточным во всех других государствах, как это видно из следующей таблицы:




  •