•  

    onoff49

    onoff49

    Медики уже не раз заявляли, что в условиях ядерной войны они не смогут оказать полноценную мед. помощь населению и снимают с себя за это ответственность.

    И точно – не сможем.

    Помощь нескольким десятков обожженных в «Хромой лошади» оказывали всей страной и без особого успеха.

    А сколько таких обожженных будет, если не дай бог…

    Стал вспоминать, что я знаю о военной медицине не из официальных источников, а из рассказов очевидцев.

    Вишневский не раз оперировал раненых в живот при свете свечи, а однажды и её не было. Жгли свёрнутые газеты и при таком освещении оперировал.

    Наш преподаватель микробиологии воевал врачом на Севере. Плохо было с перевязочными материалами. Сушили мох и перевязывали с ним – хорошо впитывал раневое отделяемое.

    А с цингой боролись отваром хвои.

    Поразила сортировка раненных.

    Преподаватель, прошедший всю войну объяснял, что в первую очередь помощь оказывалась «перспективным» раненым. Т. е. тем, кто мог бы вернуться в строй. Тяжёлых обезболивали и направляли в тыл: возни много, успех – сомнителен.

    «Пока я буду возиться с одним ожоговым, у меня пятеро умрут от кровотечения» - объяснял этот преподаватель.

    Тяжёлым вводили морфий и складировали их в безопасном месте с целью дальнейшей эвакуации.

    Сейчас мы бросаемся к наиболее тяжёлому и нам понять эту логику трудно. Но придётся, если что.

    Он же рассказывал, что когда привозили легко раненных, то в первую очередь изымали у них оружие: все после боя шальные, чуть что не так - пытались стрелять.

    Старые военврачи с большой иронией относились к нашим противошоковым мероприятиям: «Какие капельницы, какой ОЦК. Морфий, спирт и согреть! Всю войну так лечили» .

    С высоких кафедр о том же говорил проф. Беркутов.

    Он вообще был интересный нигилист от хирургии.

    Поражали рассказы врачей, прошедших Афганистан.

    Очень плохо было, с их слов со снабжением лекарствами, инструментарием, едой.

    Один рассказывал, что съели всех ишаков в окрестных кишлаках: транспорт с продовольствием сожгли душманы, а новый направлять никто не спешил.

    Жара, раны очень обширные, всё нагнаивалось и текло. «Дежурные» антибиотики – не помогали.

    Не было даже жаропонижающих. Если был в госпитальной палатке кондиционер, то температурящего раненого укладывали под струю холодного воздуха.

    Рассказывали, что много было солдат – наркоманов. Официально этой проблемы как бы не существовало и солдат лечили сами, на месте: привязывали к койке и держали, пока не «переломается». Никого не комиссовали.

    Ещё утверждали, что те, кто курил анашу – не болели гепатитом, которого было много.

    Многого сейчас не вспомню, по ночному времени. Как нибудь потом.

    И ещё думаю: а кто будет лечить раненных, если что?

    Пластические хирурги? Узкие спецы, вроде меня?

    Сейчас ведь всё так «заузилось», да и просто скурвилось. («Курва» - кривая, по латыни).

    С кого взятки станем брать на войне?

    Пристреляют ведь нас всех на хрен!




  •