Сократят, но.

— Владимир Владимирович, почему решено на треть сократить число военных медиков? В обычных поликлиниках нехватка врачей, а вам они не нужны?

— Общее количество войск сокращается, поэтому и наша служба уменьшится. Снимут военную форму прежде всего те узкие специалисты, которые не оказывают помощь непосредственно на поле боя, — эндокринологи, аллергологи, онкологи, гинекологи. Но мы приложим все усилия, чтобы, переодевшись в гражданское, специалист остался в нашем же лечебном учреждении. В первую очередь военную службу прекратят те офицеры, у которых выслуга лет.

— Тот, кто уйдёт «на гражданку», лишится права пользоваться ведомственными поликлиниками?

— Сейчас в военных госпиталях и поликлиниках обслуживается около 7 млн. человек, и никто не собирается кого-то из них лишать законных прав.

— Зачем понадобилось закрывать десятки военных госпиталей и поликлиник?

— В гарнизонах, где не будет войск, не будет и необходимости содержать госпиталь или поликлинику. Также нет нужды в госпиталях, находящихся недалеко друг от друга. Таких набирается сейчас 22. Эти учреждения будут перепрофилированы в гражданские — для этого мы ведём работу с Минздравсоцразвития.

Гель жизни

- Кто-то сказал: война — зло, но она стимулирует развитие медицины.

— Война — зло, но также это естественный полигон, где проверяются разработки, которые планируется принять на вооружение. Во время Второй мировой войны завоевал своё лидерство пенициллин. Современные недельные конфликты — нетипичная ситуация, за такое короткое время что-то изобрести невозможно. Хотя во время войны в Южной Осетии мы впервые отработали возможность приближения узкоспециализированной помощи к полю боя. Военно-полевые госпитали нового образца — стыкующиеся сооружения, оборудованные как настоящие стационары, были развёрнуты за один день. (Эти передвижные хирургические лаборатории — предмет зависти китайцев и американцев, которые переделали собственную военную медицину по образцу нашего медицинского спецназа. — Авт.)

Для лечения гнойных ран мы используем плазменные технологии. При ожогах до 60% кожи — клеточные технологии. В ходе южноосетинского конфликта мы спасли двух таких тяжёлых пациентов. В Военно-медицинской академии есть лаборатория по выращиванию искусственной кожи. Есть определённые успехи в травматологии — мы научились удлинять конечности до 15 см.

- Обычные бинты теперь заменили специальные гелевые повязки?

— Гелевые обезболивающие повязки — это уже давно не новинка. Основная проблема во всём мире — поиск эффективных средств, останавливающих кровотечение. Сейчас разрабатываются повязки, пропитанные специальными веществами, которые останавливают кровотечение за минуту, а при тяжёлых ранениях за 10 минут.

— Говорят, есть такая таблетка, которая на сутки отодвигает смерть даже в случае ранения, несовместимого c жизнью.

— Средства, стимулирующие возможности организма военнослужащих, применяются в спецназе. Но это — секретные разработки. Поверьте: военные медики не только выносят раненых с поля боя, а потом в лазаретах «штопают» на них пробоины. В наших госпиталях оказывается около 90 видов высокотехнологичной помощи. У нас разрабатываются уникальные технологии, благодаря которым военные с самыми страшными ранениями сегодня возвращаются к жизни. Залог сильной России — здоровая армия. И всё, что меняется сегодня в военной медицине, мы рассматриваем именно с этих позиций.

P. S. Большинство вопросов остались без ответа. Для осторожности у военных медиков есть причины. Был случай, когда во время учений российские военные медики показали коллегам из США новый санитарный самолёт «Скальпель» — летающий госпиталь — а через полтора года у них уже был создан такой же. В Америке все эти направления строго засекречены. Когда в США проводился 35-й Всемирный конгресс военной медицины, наши медики приехали в Вашингтон. Однако вместо показа своих разработок американцы предложили гостям. экскурсию по Нью-Йорку. «А как же медицина?» — спрашивают. — «Ноу коммент».




  •